Футбольный клуб Белшина

Официальный сайт

Бронзовый призёр РБ (1996, 1998)
Кубок РБ (1997, 1999, 2001)
Чемпион Беларуси (2001)
Серебряный призёр РБ (1997)
Михаил Шишов: "Хочется, чтобы клуб зарабатывал самостоятельно"

Новости

Генеральный директор ФК "Белшина" Михаил Викторович Шишов дал интервью популярному интернет изданию by.tribuna.com в котором рассказал о сегодняшнем дне нашего клуба и поделился планами на будущее.


10 июля в бобруйском футболе произошла очередная смена власти. Генеральный директор "Белшины" Михаил Бондаренко покинул свою должность. На его место был назначен 48-летний Михаил Шишов, последние два месяца возглавлявший городскую ДЮСШ №1 по легкой атлетике.

– Кто и когда вам предложил возглавить "Белшину"?

– В начале июля меня вызвал председатель Горсиполкома Андрей Коваленко и предложил из ДЮСШ по легкой атлетике, которую я возглавлял, перейти в клуб. На такое решение его подвиг мой опыт в руководстве ресторанами и гостиницами. Я в свое время в Гомеле возглавлял КТСП «Отель». В моем ведении были гостиницы "Сож", "Гомель" и ресторан. Я знал, что предприятие тяжелое, что есть задолженность перед игроками за прошлый сезон, долги порядка шести миллиардов рублей. Но я люблю спорт – согласился. Тем более, в Гомеле работал с убыточными предприятиями. Когда пришел, долгов было за два миллиарда рублей. Когда уходил – оставалось около 400 миллионов. Почти все закрыли, вышли на нормальную рентабельность.

– Каким вы застали клубное хозяйство?

– Работы был непочатый край. Надо было многое приводить в порядок.Сделать так, чтобы активы заработали на полную катушку. Ресторан перезапустили, поменяли кухню – оборот улучшился. Выручка стала в разы больше. На выходных был аншлаг – уже никто и не помнил, когда последний раз такое было. Даже свадьбы снова стали проводить. Стараемся сделать так, чтобы у нас жили и питались представители наших спонсоров. Для этого предоставляем им скидки. В общем, работаем локтями. Раньше многие команды, приезжавшие к нам на матч, селились в другой гостинице. Теперь переманиваем. Вот недалеко от Бобруйска играли в пляжный футбол. Забрали себе ребят из БАТЭ. Мы активно рекламируем себя в местных газетах и по телевидению.
Ввели дополнительные платные услуги. В гостинице поставили бильярдный и теннисный столы, сделали общедоступным тренажерный зал. Раньше им пользовались только футболисты, а сейчас могут все желающие. Какую-то часть имущества сдаем в аренду.
Начали ремонтировать базу – приводим все в презентабельный вид. С фасадом работает профессиональный художник – рисует клубное граффити. Внутри тоже обновляем. До осени улучшим кровлю и сделаем скамеечки с козырьками, чтобы игрокам было комфортней обувь менять. Еще хочу сделать там тренажерный зал. В гостинице есть, но небольшой. Всю команду туда не засунуть. А для силовых тренировок нужен вместительный зал. Его же потом можно сделать доступным. Район способствует – ничего спортивного в округе нет.
После назначения съездил познакомиться к руководителям наших основных спонсоров. Они мне объяснили свои возможности, я озвучил то, что хотелось бы мне. Сейчас у нас три основных партнера: ОАО "Белшина", завод "Бобруйскагромаш" и ОАО "БЗТДиА". Предприятия вносят посильный вклад в поддержку клуба, но у них свои большие проблемы. Поэтому в полном объеме помощи ждать не приходится – идем другим путем. С «Белшиной», к примеру, выстраиваем бизнес с шинами. Берем у завода продукцию и продаем. Сейчас обговариваем вариант, что нам будут отпускать шины с двух-трех процентной скидкой. Чтобы мы, продавая по рыночным ценам, могли эти три процента заработать.

– А какой резон заводу работать в убыток?

– Ну, пусть хоть так помогают, если денег нет. Сейчас мы покупаем покрышки по дилерской цене и по такой же продаем. Кто их купит, если я накручу один процент с целью заработать? Получается, клуб просто помогает заводу сбывать продукцию. Поэтому и ведем переговоры. Считаю, такая форма отношений правильная. Это лучше, чем прийти и сказать: "Дай денег по Указам 191 и 300". Поэтому подобные контакты устанавливаем и с другими партнерами. Работаем с колхозом "Рассвет", который поставляет продукцию ресторану. Случается, прибегаем к бартеру: продукты в обмен на питание.
Вырисовывается сотрудничество с фирмой "Акванова", специализирующейся на установке фильтров воды в учреждениях образования. Клуб будет подыскивать для фирмы клиентов, и получать за это 15 процентов от суммы договора. Знаю, что подобный бизнес "Акванова" выстроила в Минске с одним из клубов. И тот имеет лишних 600 миллионов рублей в квартал. Похожее сотрудничество с "Белгосстрахом". Инициатива была до меня, но я довел до ума. Клубный представитель ездит по предприятиям и предлагает услуги по страхованию. В случае успеха получаем 20 процентов от суммы договора.
Также город передал бесплатно торговую площадку возле городского рынка – организовываем торговлю предпринимателей с машин. В планах привести все в цивилизованный вид и поставить палатки. Приведем в порядок эту площадку – возьмемся за еще одну рядышком. С этого мы имеем пусть и небольшие, но деньги. За выходные, к примеру, зарабатываем в пределах 5-6 миллионов.
Я придерживаюсь позиции, чтобы мы зарабатывали деньги, а не просили. Да и пока смысла нет. Денег у предприятий нет. Поверьте, если они появятся, мне позвонят и скажут: "Викторович, тут свалилось 300 миллионов. Мы тебе дадим".

– Думаете, так будет?

– Ну, я оптимист. Я верю в лучшее и людей. Без спонсорства сейчас ни один клуб не выживет. Всем хочется «богатого дядечку», который позвал бы к себе: «Михал Викторович, хочу дать много денег». Если так будет – не откажусь. Но, во-первых, вам известна ситуация в промышленности. А во-вторых, мне хочется, чтобы «Белшина» зарабатывала самостоятельно.

– Известно, что вы общались с генеральным директором "Минска" Игорем Шлойдо. Чья была инициатива?

– Моя. Посмотрел интервью во "Времени футбола", где он говорил, что "горожане" – первый клуб в стране, вышедший на 20 процентов рентабельности. Мне стало интересно. Позвонил, представился и попросился на беседу. Игорь Михайлович доброжелательно меня принял, много чего рассказал. Мы постоянно на связи. Мне нравится, что я могу консультироваться по различным вопросам. Конечно, что-то из наших проектов родилось после беседы с ним. Но в основном исхожу из возможностей нашего клуба. И нам пока до 20 процентов рентабельности очень далеко.

– Сколько денег принесли все ваши начинания за последний месяц?

– Пока сказать сложно. Не все еще работает в полном объеме. Примерно через месяц буду иметь четкую картину. Надо стать на ноги, рассчитаться с долгами перед игроками. На открытии стадиона имени Прокопенко игроки обратились к председателю Могилевского облисполкома с просьбой погасить долг. Губернатор их поддержал. Вообще, хочу сказать, что и от него, и от мэра постоянно идет поддержка.

– В чем она заключается?

– Со стороны кажется, что по мелочам, но на самом деле существенно. Самый простой пример – участок возле рынка. Надо – бери, осваивай, зарабатывай. Чем не участие города? Мэр принимает меня в любое время. Он понимает всю сложность нашей работы. И тоже подкидывает идеи. Недавно беседовали – посоветовал заняться оптовой базой. Если все сойдется – заработаем 800 миллионов. Если завтра приду к нему с идеей: "Можно мне попробовать вот это", никогда не скажет: "Сиди тихонько, не высовывайся". Наоборот, услышу: "Давай!"

– Сколько нужно денег на месячное содержание клуба?

– Примерно 2,5 миллиарда рублей. Реально имеем миллиард-миллиард двести. Чтобы заработать остальное – развиваем дополнительные проекты.

– Как сейчас закрываете недостающую сумму?

– За счет спонсоров. Помимо трех основных, есть и другие. Прошлый месяц, к примеру, закрыли при помощи "Белтелекома". Помогает и местная трикотажная фабрика "Славянка" – шьет одежду для основного и дублирующего состава. Речь не об игровой форме, а о спортивном комплекте.

– Есть средства, чтобы гасить долги перед игроками?

– Как раз после разговора с игроками на открытии стадиона имени Александра Прокопенко губернатор Могилевской области распорядился дать клубу безвозмездную ссуду на три миллиарда рублей. Как получим – все отдадим.

– Вначале беседы вы сказали, что долгов шесть миллиардов. Рассчитаться полностью не получится.

– Шесть – это общая сумма. Игрокам мы должны порядка двух миллиардов. Да и то за прошлый сезон. В этом зарплата платится своевременно. Остальная сумма долга – непогашенные кредиты и другие платежи. Текущие долги – нормальная работа предприятия. Сегодня взял – завтра проплатил.

– Какая средняя зарплата у игроков "Белшины"?

– Думаю, не стоит озвучивать.

– Пару лет назад была 40 миллионов. Сейчас намного меньше?

– Да. Мой предшественник Михаил Бондаренко реально подходил к вещам и уменьшил зарплаты исходя из возможностей клуба. И к этому сезону команда комплектовалась под "новые" деньги. Поэтому и долгов нет. В среднем миллионов 20 получают. Сезон доиграем на текущих условиях. Потом проанализируем экономическую составляющую, поймем, какую зарплату сможем платить в 2016-м, сформируем бюджет и будем работать. С Александром Седневым мы уже это обсуждали. Будем предлагать футболистам реальные деньги. Никаких обещаний больше, чем можем. Если наобещаем с три короба, а потом не выполним, как в глаза людям смотреть? Они же на что-то рассчитывали, строили планы. Это как спонсорская помощь: клуб на нее рассчитывает, а потом бац – "Извини, денег не будет".

– Футбольный "Гомель" на этом и погорел. Вначале сезона спонсор пообещал одну сумму, но в клубе ее не увидели.

– У нас похожая история. В феврале клуб заключил договор с ОАО «Белшиной» на помощь в размере 12 миллиардов рублей. Но несколько дней назад мне пришло письмо, где предприятие сообщает об одностороннем выходе из договора. Руководитель Яковлев сказал, что максимум сможет дать шесть. А ведь в бюджет закладывалась цифра 12. Поэтому сейчас и трудно вдвойне. Надеюсь, больше таких писем не будет. Я поэтому и хочу к следующему сезону подойти реально, больше рассчитывать на себя. В принципе, мы эти шесть и не просим. Но если миллиард-два свалится, будет хорошо. Кстати, после моего назначения позвонил Евгений Поболовец. Мы с ним давно знакомы. Поздравил с назначением и предупредил о возможных "письмах радости". Вот оно и пришло.

– Вас заботит проблема посещаемости домашних матчей команды?

– Конечно, решаем ее потихоньку. Сейчас организуем объединение фанатов клуба, чтобы взаимодействовать. Между таймами на поле танцуют девушки труппы "Мечта". Также развернули торговлю от ресторана. Ставим не только палатку, но и разносим еду по рядам. Знакомые слышали, что людям на трибунах нравится. Говорят, интереснее стало ходить. Ну и плюс мы распространяем информацию о матчах бегущей строкой по местному телевидению, на больших рекламных табло.

– Говорят, в клубной школе родители сами форму детям покупают и логотипы наносят. Это правда?

– Не слышал о таком. Поинтересуюсь у директора ДЮСШ. Но если правда, то так быть не должно. Форма – это один из видов стимулирования ребенка посещать секции. За детским футболом мы будем следить внимательно. Будем все пересматривать и выстраивать работу по-другому. Нужно следить за тем, чему тренеры учат. И не по конспектам, а бывать на тренировках. Да, я не тренер, но взглядом любителя посмотрю. Владеть ситуацией буду.

– У "Белшины" регулярные проблемы с прохождением лицензирования. Приходится постоянно писать гарантийные письма.

– В этом году не было такого. Так что постараемся поддержать хорошую традицию. Мы для этого здесь.

***

– Знаю, что вы бегаете по утрам. Сколько километров пробегаете?

– Встаю в половину шестого, бегаю или в парке или на стадионе "Спартак", завтракаю и на работу. Сегодня, к примеру, бежал семь километров. А на выходных был "заскок" – пробежал десять. Я бегаю каждый день вне зависимости от погоды. Пропускаю только по болезни. Помню, бегу 1 января, мужики останавливают: "Ты че, мужик, ищешь, где похмелиться?" Народ не понимает моего увлечения.
Второй год занимаюсь йогой. Это духовная практика, которая хорошо успокаивает нервы. Руководителям рекомендую. Да и физически держит в форме. Когда находишься в асане (так называется поза в йоге – Tribuna.com), работают все группы мышц. Мне нравится.

– Сколько лет уже бегаете?

– В 82 году поступил в Суворовское училище. Каждое утро начиналось с пробежки. Там и подсел.

– У вас была возможность сделать военную карьеру?

– Была, но не сложилось. Окончив Суворовское, поступил в Воронежское военное училище радиоэлектроники. Потом три года служил в Одесском округе командиром взвода. Когда развалился СССР, всем предлагали выбрать присягу – остался белорусом. Вернулся в родной Рогачев, но местную часть расформировывали. Перевелся в Бобруйск. Чуть послужил, но так как в армии была разруха, уволился. Сейчас немного жалею. Все мои однокашники по Суворовскому училищу в хорошем звании. Андрей Равков, к примеру, сейчас министр обороны.

– Правда, что в свое время вы работали на рынке?

– Да, после армии надо было искать себя. Устроился обычным контроллером. Потом стал инспектором. Проверял сертификаты качества, следил за соблюдением условий торговли, за порядком. В те годы торгующие могли подраться между собой.

– Сколько получали тогда?

– Увольнялся я в чине капитана. Получал около 35 долларов. На рынке выходило примерно столько же.

– Как потом попали в управленцы?

– Через какое-то время меня пригласили в Центр приватизации при Управлении собственности Могилевского облисполкома.Затем назначили начальником отдела экономического анализа санаций и банкротства. Потом помощник президента по спорту Николай Ананьев предложил стать замдиректора столичного РУОРа по легкой атлетике. Мне очень нравилось. Я бы с удовольствием работал бы и дальше, но мэр Гомеля позвал в гостиничный бизнес. Потом возглавлял бобруйский филиал областного БТИ. Но меня все время тянуло к спорту. Подвернулась возможность – "вернулся", не отказался. Так вот и шел с низов, щупая все руками.

Автор: Андрей Масловский. by.tribuna.com
Вернуться к списку
comments powered by HyperComments