Футбольный клуб Белшина

Официальный сайт

Бронзовый призёр РБ (1996, 1998)
Кубок РБ (1997, 1999, 2001)
Чемпион Беларуси (2001)
Серебряный призёр РБ (1997)
Борис Панкратов – Есть цель: добиваться максимального результата в каждом матче. К этому и стремимся
12.09.2015

Борис Панкратов – Есть цель: добиваться максимального результата в каждом матче. К этому и стремимся

Голкипер "Белшины" Борис Панкратов дал интервью популярному интернет изданию by.tribuna.com в котором рассказал, как оказался в нашем клубе и вспомнил основные этапы своей футбольной карьеры.

– Как тебе в Бобруйске?

– Здорово. Ничего не отвлекает от футбола. Проснулся, покушал, подготовился к тренировке, позанимался, отдохнул. Вечером тренажерка. После ужина пообщался с родными–и отбой. Все подчинено футболу. То, что мне надо. К матчам люблю готовиться в спокойной обстановке. Чаще всего отдыхаю. Лежу в комнате: читаю или телевизор смотрю. Могу даже поспать. После обеда схожу на прогулку, чтобы слегка размяться. А потом снова ложусь :). Понятно, что без семьи, которая в Могилеве, тоскливо. Но плюс в том, что ничего не отвлекает от дела. У футболистов свой этаж, на который редко заходят постояльцы гостиницы. Я с января здесь и никогда шумно не было. Конечно, можно семью перевезти. Но сын поступил в гимназию, жена беременна – не хотел срывать. Да и Могилев всего в ста километрах. Если что-то надо – доехать можно оперативно.
Сейчас в клубе новый генеральный директор. Михаил Викторович Шишов провел собрание с командой. Появилось ощущение, что он действительно хочет развивать клуб. И уже видны изменения. Скоро должны рассчитаться с ребятами за прошлый год. Видно, что работает и ищет варианты для исправления ситуации. У него своя задача – обеспечить нас всем необходимым. А у нас своя – лучше играть и давать результат. Слышал, в тройку попасть хочет. Понятно, что всем всегда хочется лучшего и большего, но таких задач у нас нет. Есть цель: добиваться максимального результата в каждом матче. К этому и стремимся.
Если честно, наше нынешнее пятое место меня не удивляет. Да, старт был не самый хороший. Но мы просто не притерлись. Многие ребята подъехали только к началу чемпионата и сборы с командой не проходили. Понадобилось время, чтобы почувствовать друг друга. Как только появилась сыгранность и взаимопонимание, результат пришел.

– Ты ведь раньше не работал с Александром Седневым.

– И я очень доволен возможности поработать сейчас. Считаю, он один из лучших тренеров в Беларуси. Все раскладывает по полочкам. Работать интересно. На тренировках надо думать. Даже обычные квадраты с заданиями. Новички, которые не знают методов Седнева, за голову хватаются. Но со временем привыкают.
Мы, кстати, сами готовимся – без тренера вратарей. Почти всегда большую часть тренировки работаем с командой. На развитие вратарских штук дается минут 20 несколько раз в неделю. Этого вполне достаточно. Конечно, хорошо, когда есть тренер по вратарям, который придумывает упражнения, подсказывает и указывает на ошибки. Но катастрофы в его отсутствии я не вижу. Мы собираемся втроем – я, Илья Моталыго и Андрей Щербаков – перед тренировками и обговариваем работу. Решаем, что будем делать. Седнев нас не контролирует. Все на полном доверии. Он занимается с полевыми, а мы отдельно в уголочке. Понятно, что никто дурака валять не будет. Ты же для себя это делаешь, а не для кого-то. Да и за карьеру вратарей-лодырей не встречал. Все пашут.

– Говорят, главный в вашей тройке Илья Моталыго.

– Мы решаем все коллегиально. Несогласных нет. Такого, что Илья идет делать одно, а я–другое, не бывает. Находим компромисс. Тем более мне работать без тренера вратарей не привыкать. В 2009-м, когда был в "Граните", с Денисом Паречиным тренировались самостоятельно. Сложного в этом ничего нет. Благо, недельный цикл был неизменен. В понедельник приезжали и шли на пробежку, потом беговая и прыжковая работа. На следующий день две тренировки: утром прыжки, а вечером квадрат. В среду всегда двусторонка. В четверг тренировка ударов, а в пятницу предыгровое занятие. Мы с Денисом старались свои упражнения не повторять так часто, чтобы не приедались.

– Что еще помнится из того времени?

– Первые два месяца чемпионата жили в Пинске. Там же принимали соперников. В Микашевичи переехали в мае. Квартировали в санатории на втором этаже. На первом был детский лагерь. С самого утра в корпусе стоял нереальный шум и галдеж. По городу особо не погуляешь – негде. Да и по весне там мошки, а летом комары. Поэтому все свободное время в шуме и проводили.
Женя Лошанков и Денис Паречин часто выбирались на рыбалку. Ходил с ними пару раз. Я не рыбак. Мне очень тяжело вставать утром. Недавно с семьей и друзьями сняли домик у озера. Договорились с другом пойти с утра на рыбалку. Проснулся в полпятого и думаю: "Если не встанет – не пойду". Слышу, спускается по лестнице. Пришлось вставать. Загрузились в лодку и поплыли. Сын насчитал 45 небольших красноперок. Вообще до рекордов коллег мне далеко. Самая крупная рыба, которую вылавливал, весила грамм 300.
Помню, в БАТЭ ходили с Виталей Родионовым и Анри Хагушем на Березину щук ловить. Даже спиннинги купили по такому случаю. Такая ловля–это вообще не мое. Ходить по берегу, забрасывать блесну, крутить и идти дальше – странный процесс. Мне нравится классика: подкормил, заклевало – вытащил. В общем, пришли на речку. Они пошли в одну сторону, я–в другую. Отошел недалеко, вижу кормушки для ловли щук на живца. И там две рыбы плавают. Забрался в воду, выловил руками, и пошел к парням хвастаться, что поймал уже. Они очень удивились.

– Как ты оказался в "Белшине"?

– Зимой Александр Седнев предложил. Ему как раз требовался вратарь. И хоть у меня еще был год контракта с "Днепром", решил согласиться. "Днепр" два сезона подряд боролся за выживание. Надоело. В первую очередь психологически. Тренируешься, стараешься, выполняешь все, что требуют, а результата нет. Поэтому и решил сменить обстановку.
Да, перед сезоном многие видели "Белшину" в числе аутсайдеров. Но зная Александра Сергеевича, был уверен, что поборемся совсем за другое место. У Седнева команды всегда играли, а не мучились. В общем, наш интерес с тренером совпал.
Слышал, после перехода болельщики "Днепра" меня называли предателем. У каждого своя правда. Я же всегда хорошо общался с болельщиками. Никогда не конфликтовал… И сейчас, и когда уходил в первый раз в 2012-м. И я не жалею о своем решении. Меня очень прибивал тот факт, что мы беспросветно боролись за выживание. Понятно, в первой лиге "Днепр" идет в лидерах. Но уровень турнира не самый высокий. Да и нет гарантий, что после возвращения в "вышку" в клубе что-то изменится. Вылетали же уже и возвращались.

– Валерий Стрельцов нормально отпустил?

– Да. Когда сказал, что есть предложение из Бобруйска, он поинтересовался, хочу ли я. Ответил, что хочу. И никаких препятствий не было. Однако сомнения терзали до последнего. Не спал ночами. Долго взвешивал все "за" и "против".

– В 2000-х ты поиграл в шкловском «Спартаке». Что за команда?

– Попал туда совершенно случайно. В 16 лет закончил с футболом. После сезона за вторую команду "Днепра" все ушли в отпуск. А после никто так и не позвонил. Подумал, что я не нужен, и переключился на школу. Участвовал во всех спортивных соревнованиях, играл в КВН. Наша команда трижды кряду выигрывала чемпионат города. У нас была женщина-куратор, которая генерировала шутки. Мы собирались у нее дома и обсуждали. В общем, веселое время.
Но футболом болел. Даже сны снились. Просыпался в недоумении: "Что это было?" Не занимаюсь же уже. Я с детства мечтал стать футболистом. Мой отец работал в "Днепре" – обеспечивал команду продуктами питания. И он брал меня с собой на базу в Зеленой роще. Мне было лет семь, я ходил и смотрел на все с открытым ртом. Мне уже тогда почему-то нравились вратари. В команде тогда Андрей Кляшторный и Юрий Петухов. Так я приходил на тренировки и просто смотрел за ними.
В общем, после школы поступил в Машиностроительный институт. Сейчас Белорусско-Российский университет. После первого курса встретил в городе знакомого тренера: "Во второй лиге собирается команда. Не хочешь попробовать?" Согласился. Это и был "Спартак". Кураторам клуба являлся Владимир Коноплев, который в гандболе сейчас. В первый год все было замечательно. Он сам следил за клубом, посещал матчи и часто после игр заходил в раздевалку да поздравлял с хорошей игрой. Но после того, как он переехал в Минск, и переложил заботы клуба на других людей, все стало намного хуже. Помню один сезон, когда нам целый год давали деньги только на питание. Правда, в конце года заплатили разом за пять месяцев, но все равно жить было трудно.
Шклов – маленький уютный городок. Возле стадиона красивый парк. Кстати, первый год жили прямо на стадионе. Внутри здания в большом помещении стояли 20 кроватей. Как в бараке. Зимой на сборе было очень холодно. Горячая вода отсутствовала. На улице–минус 20, а мы после тренировок "закаливались" под ледяной водой. Спать же было отлично. После трех тренировок все равно – храпит сосед или нет. Отрубался моментально.
За "Спартак" пропустил самый нелепый мяч в карьере. Играли в Калинковичах. Поймал мяч в штрафной, но ноги выехали за линию. Судья назначил свободный. Мне так показалось. Вроде он поднял руку. А на самом деле был почему-то штрафной. Чудак разбегается и бьет в ворота. Я не ловлю – свободный же. Прямой не идет. А судья на центр указывает. В итоге 0:3 сгорели "Вертикали".

– Главная дичь второй лиги того времени?

– Наш тренер Владимир Пригодич никогда не давал расслабляться. Читаю интервью: пили, бухали в автобусах. У нас такого никогда не было. Дисциплина и порядок. За счет этого и играли хорошо. Вообще, спасибо ему за то, что поверил в меня. Человек помогал мне и в футболе, и в жизни. Возился со мной, как с сыном.
Поездить же по интересным местам довелось. Еще в дюшке отправились в Кричев, где цементный завод. Выходим на поле, а оно словно не из травы, а из цемента. Как играть, как падать – непонятно. Там все дома близ завода были в цементной пыли. Правда, сейчас, наверняка, поменялось что-то.

– Из второй лиги ты перебрался в высшелиговый БАТЭ. Как это случилось?

– Случайно. Летом 2004-го в товарняке выиграли у дубля БАТЭ. Свою часть матча отстоял на ноль. Спустя какое-то время тренер по вратарям "Спартака" Игорь Харлан говорит: "Есть возможность поехать в высшую лигу". Думал речь о «Днепре». Я всегда хотел играть за родную команду, но Валерий Иванович не видел во мне футболиста "вышки". А еще через пару дней Харлан подозвал меня снова: "Завтра едешь на просмотр". – "Куда?" – "В БАТЭ". Я в шоке: "Хорош травить!" А оказалось, правда. В Борисове провел пару дней и приглянулся Юрию Пунтусу. После одной из тренировок он отвел в сторонку и объяснил, что пока меня подписать не могут. Мол, есть Юра Жевнов и Паша Чесновский. Сказал, чтобы я доигрывал сезон в Шклове, а зимой меня заберут.
А после сезона Пунтус уходит. У меня паника: «Как так!» Расстроился жутко. Неизвестно, кто придет, и скажут ли ему обо мне. Но команду возглавил Криушенко и почти сразу позвонил: "Боря, я все помню. Приезжай". Прошел повторный просмотр и подписал контракт. Конкурировать пришлось с Сашей Федоровичем. Он как раз вернулся из "Нафтана" и считался первым номером. Жевнов тогда уехал в "Москву", а Чесновский вслед за Пунтусом перешел в МТЗ.

– Каким тебе тогда показался Анатолий Капский?

– Сильной и харизматичной личностью. Но большого общения между нами не происходило. В этом не было прямой необходимости. Так как насущные вопросы решались или с тренерами, или с директором клуба. Но Анатолий Анатольевич всегда был с командой. Он мог пошутить, подколоть, пообщаться с каждым. А вот Юрия Чижа, к примеру, видел всего пару раз. На банкете по окончании сезона и на базе, когда снимали Криушенко.

– Твой переход в "Динамо" вслед за Игорем Криушенко наделал много шума.

– Сезон закончился, контракт–тоже. И когда Игорь Николаевич позвал с собой, согласился.

– Понимал, чем это может обернуться?

– Нет. Как оказалось, из этой авантюры ничего хорошего не вышло :). Игорь Николаевич года не проработал, я продержался немногим дольше. Он меня пригласил уже после своего перехода. Хотя в БАТЭ хотели, чтобы я остался. На Кубке Содружества говорили об этом с Сашей Федоровичем и Виктором Гончаренко. Но, во-первых, я уже дал согласие Криушенко. А во-вторых, после того, как закончил Федорович, надеялся стать основным вратарем. Но клуб взял Сергея Веремко. И на него рассчитывал. А вновь довольствоваться десятком матчей за сезон мне не хотелось. Кстати, из ребят никто кроме Сергея Кривца и Анри Хагуша о моем желании уйти не знал.
Вспомнил случай забавный. Играли в Кубке УЕФА против «Рубина». Идет дальняя передача на наши ворота. Выбегаю на перехват и хочу мягко скинуть защитникам. Но выходит прямо на ногу Домингесу. И он с центра поля бьет по воротам. Разворачиваюсь и несусь обратно. Вижу – вроде мимо – торможу. А мяч резко меняет направление и летит в ворота. Ускоряюсь. Мяч снова виляет и опять мимо идет. Притормаживаю. А он опять заворачивает в створ. В итоге мяч попадает в штангу, я сам влетаю в ворота. В перерыве Игорь Николаевич со словами: "Все, хватит, наиграл" меня поменял. Хорошо, что ютуб тогда не был развит. Стал бы звездой.

– В "Динамо" пришлось соперничать с Андреем Горбуновым. Много говорится о его феноменальной способности выигрывать конкуренцию. Как это было тогда?

– Мы с ним с детства знакомы и даже выступали за "Спартак". И в "Динамо" пришли вместе. Жили в одной комнате на сборах и на базе. Хорошо общались. Андрей–молодец. Работяга. За счет труда доказывал состоятельность. Сезон начал я. Меня же Криушенко позвал. И доверял мне. Но результата у команды не было. Потом я получил травму, а Николаича уволили. Пока я лечился, Андрюха набрал форму. Команда встряхнулась. И смысл был Муслину что-то менять?
Серб–вообще интересный тренер. Проводил тренировку и исчезал до следующей. Не совсем привычная ситуация для нас. Может, поэтому за те два-три месяца, что работали вместе, понять его не успел. А индивидуально он с нами не общался. Тем не менее, я себя в "Динамо" чувствовал хорошо. Коллектив был классный. Мы до сих пор с некоторыми ребятами дружим семьями. С Павлюковичами, Шкабарами и Павлючеками неоднократно вместе отдыхали. С теплотой вспоминаю Эду. Очень верующий человек. В церковь ходил, деньги жертвовал. А когда уезжал, книжечки раздавал о Боге. А Роберт Рак всех веселили во время тренировок. Все ходил и повторял: "Я–Лука Тони!"
Но так получилось, что Муслину я не приглянулся. Сезон 2009 года начал в аренде в "Граните". Вернулся в "Динамо", когда команду возглавил Кирилл Альшевский. Хотел доказать, что могу играть в основе. Но тренер по вратарям четко дал понять: я не нужен. Полгода работал с дублем. При этом мне даже играть за него не разрешали. Сказали, раз не нужен, то смысл? Дождался окончания контракта и уехал.

– Что делал потом?

– В декабре поехал на просмотр в узбекский "Насаф". Потренировался две недели в Ташкенте и понял, что это не мое. Совсем. У меня ребенок рос. Хотел чаще его видеть. В общем, понял, что легионерство не мое. Было очень тяжело без семьи. Позвонил агенту и сказал, что, несмотря на то, что меня оставляют, еду домой. Он обиделся, но особо меня не уговаривал.
А после Нового года возник вариант уехать с Анатолием Юревичем в Казахстан. Он тогда планировал "Акжайык" возглавить. Но не смог найти общий язык с руководством клуба и вариант сорвался. То были мои немногочисленные попытки устроиться за рубежом. Вернулся в Беларусь, когда предсезонка уже заканчивалась. В высшую лигу влезть было проблемно. Хорошо, на помощь пришел "Днепр". Да и то я был четвертым вратарем и год работал с дублем. Со мной занимался Игорь Сергеев. Вот это тренировки были! После некоторых становилось реально плохо. Помню, сел на корточки после одной такой – мутит, сознание теряю. А он спокойно: "Сейчас пройдет". И когда на следующий год после ухода Копанцова и Моталыго, играл в основе, мне было легко. Физически чувствовал себя прекрасно. Да и играли достойно. Жаль, что вылетели, но сезон-2011 я себе точно могу занести в плюс. Потом был не совсем удачный период в "Немане" и возвращение в "Днепр".

Источник: by.tribuna.com Андрей Масловский 
Вернуться к списку
comments powered by HyperComments